Свято-Покровська Церква, м. Полтава

"Свято-Покровський храм — перший храм, що побудований у Полтаві, після майже столітнього панування богоборчого режиму. Він постав на землях колишнього Покровського жіночого монастиря.
 Будівництво церкви велось силами парафіян і було закінчено у 1996 році ... "

ХРИСТОС  ВОСКРЕС !  ВОІСТИНУ  ХРИСТОС  ВОСКРЕС !

Статті та проповіді

Знову про автокефалію ...

Главной медийной фигурой этого лета в конфликте между Константинополем и Москвой стал архиепископ Телмисский Иов (Геча) – представитель Вселенской патриархии при Всемирном совете церквей. На сегодня именно он является главным переговорщиком Фанара (Константинопольской Церкви) с украинской стороной.

 

Последний визит архиепископа Иова в Киев был приурочен к празднованию дня Крещения Руси и ознаменовался рядом важных заявлений, которые активно обсуждаются экспертным сообществом. Июльские торжества еще раз продемонстрировали, что руководство Украины последовательно придерживается курса на всецелую лояльность Константинополю в церковных вопросах. В своем выступлении на Владимирской горке Петр Порошенко особо почеркнул, что именно Константинопольская Церковь была и будет для Киева церковью-матерью, и Вселенский патриарх «единственный, кто способен помочь православным Украины объединиться и урегулировать канонический статус Украинской Церкви в структуре мирового Православия». Также во время встречи с архиепископом Иовом президент заявил о поддержке прошедшего в июне Всеправославного Собора на Крите, охарактеризовав его как «абсолютно новое явление, которое представляет в правильном измерении ситуацию во Вселенском Православии». По словам Порошенко, Собор подтвердил и укрепил авторитет Константинопольского патриарха в православном мире.

Заверения владыки Иова были не менее торжественны. Он напомнил собравшимся (среди которых были как УПЦ МП, так и Киевский патриархат), что «Константинопольская Церковь навсегда останется Матерью Киевской Церкви, которая находилась в прямом подчинении Вселенскому патриархату до конца XVII века». И это означает, что ей небезразлична судьба своих духовных чад, и она «не перестает работать для возрождения единства церковного тела». Одновременно архиепископ Телмисский сделал акцент на осуждении этнофилитизма (религиозного национализма), которое произошло на Критском соборе. Следует добавить, что чаще всего обвинениям в политике этнофилитизма подвергаются Московская патриархия и ее союзники.

Одной из центральных тем переговоров представителя Фанара с Петром Порошенко стала работа комиссии, которая была создана Священным Синодом Вселенской патриархии для рассмотрения вопроса об автокефалии Украинской церкви (в ответ на обращение Верховной Рады). По его собственному признанию, глава государства связывает с этим большие надежды и рассчитывает на достижение скорых результатов – тем более что «украинская власть едина в своем стремлении и желании иметь единую поместную церковь» и «нужно просто помочь верующим реализовать стремления в отношении единой церкви». Сообщается, что Иов проинформировал Петра Порошенко о работе комиссии и желании патриарха Варфоломея помочь Украине.

Уже сами по себе названные события должны были серьезно обеспокоить Московскую патриархию и ободрить ее противников. Однако в полную силу оба эти чувства проявились после публикации интервью, которое архиепископ Иов дал известному журналисту и церковному аналитику Татьяне Деркач, ведущей авторскую колонку на портале РИСУ (Религиозно-информационная служба Украины). Не будет преувеличением сказать, что к настоящему моменту данное интервью является наиболее важным и актуальным источником для анализа перспектив развития украинского церковного кризиса. Фактически это summary официальной позиции Константинополя по ключевым аспектам конфликта с РПЦ:

1) Неучастие московской делегации в работе Всеправославного Собора наносит ущерб не Собору, а самой Московской патриархии: «Собор состоялся, и Церкви, которые отказались участвовать в нем, теперь несут ответственность за свое будущее». При этом архиепископ привел в пример Армянскую церковь, отказавшуюся принять решения IV Вселенского Собора и ныне находящуюся «не в единстве с Вселенским православием»;

2) Возможная попытка Москвы созвать альтернативный Всеправославный Собор обречена на поражение, поскольку «Русская Православная Церковь не имеет канонического основания для созыва такого Собора»;

3) Количественный фактор не принимается в расчет Вселенским Православием, и, несмотря на многочисленность сторонников, церковный фундаментализм всегда будет оставаться маргинальным течением;

4) Константинополь разочаровался в политике уступок по отношению к Чистому переулку, показавшей свою бесплодность и неэффективность. Все достигнутые с 2009 года компромиссы по процедуре провозглашения автокефалии на сегодняшний день, по сути, аннулированы;

5) Сценарий, при котором государство обращается к Вселенской патриархии с ходатайством учредить на его территории автокефальную церковную юрисдикцию, является вполне допустимой практикой, имеющей на территории Восточной Европы позитивный прецедент. «В 1924 году Константинополь даровал автокефалию Польской Церкви на основе Киевской митрополии, почему сегодня Константинополь не имел бы права предоставить самой Киевской митрополии статус автокефалии? Если это было возможно в 1924 году, это возможно и сегодня», – замечает владыка Иов. Создание синодальной комиссии после соответствующего обращения Верховной Рады – часть этого сценария;

6) И, пожалуй, главное заявление в интервью: «Константинополю не надо изучать украинский вопрос: имеет ли он право предоставлять автокефалию или нет; или Украинская Церковь является дочерью Константинопольской Церкви или нет; является ли Украина канонической территорией Вселенского Патриархата или нет. Это Константинополь прекрасно знает и не раз подчеркивал и утверждал. Изучение вопроса состоит в том, как найти выход для решения проблемы. В этом цель комиссии».

Иными словами, начинается новый этап в украинской церковной истории и взаимоотношениях Фанара и Чистого переулка. Вселенская патриархия, похоже, берет на себя инициативу в составлении «дорожной карты» по выходу из кризиса. «Если исходить из того, как протекали переговоры по вопросу предоставления автокефалий и чем они закончились, можно предположить, что, по мнению Константинополя, согласие других церквей процедурно не требуется. Однако формализовать удачный результат одобрением большинства поместных Церквей вполне возможно. Тут вопрос не в амбициях Константинополя, а в том, что кроме него проблему украинского церковного разделения больше никто решить не в состоянии», – поясняет в комментарии для Политком.RU Татьяна Деркач. Поворотным событием, подтолкнувшим Фанар к более решительным шагам, эксперт считает саботаж Всеправославного Собора со стороны Москвы: «РПЦ провалила свое участие в Критском соборе, несмотря на все обещания, и вместе с собой забрала еще несколько участников. Поэтому рано или поздно реакция Константинополя должна была прозвучать».

Ответ Московской патриархии на публикацию интервью с архиепископом Иовом получился непропорционально слабым. Официальный спикер УПЦ МП о. Николай Балашов целиком сосредоточился на дискредитации интервьюера, обвинив Татьяну Деркач в неправославии, предвзятости и намеренной фальсификации слов собеседника. Подобные утверждения плохо согласуются с тем, что владыка Иов лично дал согласие на публикацию интервью и поместил его на своей странице в Facebook на трех языках. «Он изучал мои статьи и имел представление о том, кто его собеседник», – настаивает Деркач. С ее точки зрения, материал вызвал настоящую панику в УПЦ МП, которая столкнулась с новым для себя вызовом.

Действительно, в распоряжении Чистого переулка остается не так много вариантов. Отказ от участия в Критском соборе сделал невозможной дальнейшую консервацию украинской проблемы. «РПЦ из года в год затягивает ее решение, тем самым только ухудшая позиции УПЦ МП», – указывает Татьяна Деркач.

Выручить Московскую патриархию (как и в 2008 году) могло бы вмешательство руководства Турции, которое располагает рычагами давления на Фанар. На фоне наметившегося потепления российско-турецких отношений это и впрямь был бы удобный и при этом безболезненный для самолюбия Эрдогана жест – свидетельство того, что Анкара учитывает интересы Москвы. Однако, по мнению Деркач, данный ресурс имеет свои ограничения: «Если Московская патриархия с помощью российского МИДа начнет акцию запугивания Фанара, она может спровоцировать его на еще более жесткие ответы. Несмотря на политические неудобства, связанные с пребыванием Первенствующей кафедры в Стамбуле, у нее в запасе есть очень много способов самозащиты».

Вероятно, выходу из тупика мог бы способствовать нестандартный сценарий, предлагаемый, в частности, диаконом Андреем Кураевым. Он воспринял интервью с архиепископом Иовом куда серьезнее, чем о. Николай Балашов. «Москве стоит подумать – а не поторопиться ли ей самой с украинской автокефалией? Я бы даже сказал – а не стоит ли навязать Киеву независимость уже в этом году?», – написал в своей характерной манере о. Андрей. В этом случае Московская патриархия может получить дополнительный голос на всеправославных форумах и оговорить для себя целый ряд бонусов (оставление за собой крымских епархий, право арбитража, статус и перечень ставропигий и т.д.). «Отделение Украины для патриарха Кирилла не будет такой уж большой трагедией. Если уж это неизбежно, лучше потерять Украину сейчас, ибо тогда патриарх сможет сказать, что это не он завалил участок вверенной ему работы, а это всего лишь следствие общей катастрофы», – приводит новые доводы Кураев.

Однако на сегодня нет никаких предпосылок, что Чистый переулок решится последовать этому совету. Во-первых, «нахождению оптимальной дорожной карты противится в первую очередь довольно узкий круг вокруг предстоятеля УПЦ МП: для них единая поместная Церковь станет крахом всей их жизни», – констатирует Татьяна Деркач. А во-вторых, без своих украинских епархий РПЦ перестанет быть своего рода «церковной империей» и перейдет в разряд пусть влиятельных, но рядовых поместных церквей.

Евгений Ляпин,

 

"ПОЛИТКОМ.РУ", 24 августа 2016 г.